май 2010/ О МОТИВАЦИИ ПРОФАКТИВА

Наверное, многие наши профактивисты помнят экс-председателя Молодежного Совета ФПСО Илью Вяткина, который уехал в качестве представителя ФНПР руководить небольшим профобъединением республики Горный Алтай. Недавно в ФНПР принято решение освободить его от занимаемой должности «по собственному», но фактически Илья ушел еще раньше — в менеджеры по работе с персоналом Западно-Сибирского метзавода. Его уход вызвал неоднозначные эмоции. Вплоть до того, что кое-кто из руководства и идеологов ФНПР воспринял уход Вяткина, как предательство. Сам Илья объясняет это иначе: хочется расти, в т. ч. по карьерной лестнице и в материальном отношении, а в профсоюзах, дескать, это долгий процесс.

Еще я хорошо знаю другую историю молодого грамотного мастера, которому предложили стать председателем цехкома на заводе, но он отказался, планируя делать карьеру на производстве. Вот эти два факта про молодых, перспективных людей, один из которых ушел из профсоюзов, а другой вообще не пришел к нам, заставили меня задуматься о весьма актуальной сегодня проблеме мотивации профсоюзного актива.

Итак, профактивист благодаря своим навыкам и поддержке самой системы профсоюзов продвинулся в профсоюзной структуре, а затем, получив узнаваемость в среде соцпартнеров — власти и бизнеса, получает от кого-то из них выгодное предложение по смене рабочего места. Может ли он уйти? Имеет ли на это моральное право? Ответ на этот вопрос, в свою очередь, кроется в другом вопросе: способны ли мы, профсоюзы, воспитать и сохранить в современном мире слой людей, психологически устойчивых к такого рода соблазнам? Людей, которые несмотря ни на что будут преданы профсоюзам и профсоюзной работе? Опять же если наша система пока не готова воспитать и удержать нужного нам количества таких профактивистов (а нам в Свердловской области их нужны тысячи), то как мы можем их мотивировать на работу в профсоюзах? Что должны сделать профсоюзы, чтобы выиграть конкурентную борьбу за качественные кадры? А борьба за них есть, потому что не только профсоюзы, но и власть, и бизнес остро нуждаются в молодых, грамотных, энергичных кадрах, поскольку от них зависит жизнеспособность этих систем, возможность развиваться и усиливать свое влияние.

Именно осмысление этих глубинных процессов вылилось в необходимость рассмотреть на майском заседании президиума ФПСО вопрос мотивации профактива. Понятно, что изначально мы стоим на такой позиции: профсоюзы могут и должны формировать готовность людей пусть не за голую идею, но все равно за меньшие деньги и возможности, нежели во власти и бизнесе, работать в профсоюзах, отстаивая трудовые права других наемных работников. Более того, мы уже давно реализуем на практике это свое желание воспитывать осознанное профчленство. В частности, в Свердловской области постепенно отстраивается система по формированию профсоюзного сознания у граждан, начиная с детского возраста: это тематические смены «Профсоюз» в детских лагерях, уроки о профсоюзах в школах, агитбригады, семинары, тренинги, информационная разъяснительная работа… И все-таки осознанное профчленство, желание активно участвовать в профсоюзной деятельности предполагает наличие такого слоя людей, которые получают удовлетворение, защищая других людей, борясь за социальную справедливость. Согласитесь, для этого нужно обладать определенным набором ценностей, причем не из тех, что сегодня активно навязываются извне: гламур, развлечения, власть денег… Вокруг медленно, но верно формируется общество потребления, и противостоять этой массированной пропаганде весьма сложно. Рассчитывать на легкую победу в борьбе за умы россиян профсоюзам не приходится. Но рассказывать им о важности профсоюза как инструмента их защиты мы обязаны. Обязаны доказывать и убеждать, чтобы вести за собой. Значит, профсоюзы должны быть готовы в современных условиях иметь четко структурированную систему мотивации профактива — для тех, кто нуждается в дополнительных стимулах. Я так делю, потому что в наших рядах есть много неосвобожденных профактивистов, которые как раз являются борцами за идею. Потому что так воспитаны, потому что им дано это, как говорится, от Бога — дарить себя людям. Они делают это кропотливо, день ото дня, часто скромно молчат о своих заслугах, но именно на них и держатся сегодняшние профсоюзы. Я благодарен таким профактивистам за их бескорыстный труд. Однако проблема в другом: беззаветных борцов становится все меньше, они уходят как поколение, которое частично сменяется теми, кто уже попал под каток общества потребления. Чем же мы можем мотивировать это «поколение pepsi»? Вероятно, возможностью выбора: для кого-то это возможность продвинуться по карьерной лестнице, опираясь на профсоюз, для кого-то профсоюз — это дополнительная защита, статус или возможность влиять на принятие решений, ситуацию вокруг… В общем, уважаемый кадр, выбирай: ты работаешь на профсоюзы с полной отдачей как минимум, например, 3 года, а мы тебе взамен обеспечим вхождение в резерв на должность начальника цеха, поможем стать помощником депутата, поддержим самого на выборах, выберем в состав трехсторонней комиссии, где ты обрастешь нужными контактами…. Проекты таких договоренностей (письменных или устных), своего рода контракты, а, может быть, все-таки программы мотивации профактива должны иметься в каждой профсоюзной организации с учетом ее специфики. Для того чтобы эти программы реально действовали, надо добиваться конкретных решений по ним. Например, приказа гендиректора об учете мнения профсоюза при формировании кадрового резерва предприятия. Когда есть такая четкая формулировка, профсоюзу проще лоббировать своих ставленников. Значит, у каждой программы должен быть план действий для ее реализации.

Предполагаю, что такой подход к мотивации профактива некоторым покажется слишком рациональным, слишком материалистичным. Но закрывать глаза на то, что мы теряем кадры, теряем численность, нельзя. Думаю, что мы должны развивать оба направления работы с профактивом: воспитывать осознанных членов профсоюза, используя морально-психологические стимулы, и привлекать квалифицированные кадры, профессионалов своего дела рационально-материальными стимулами. И, кстати, в воспитании осознанного профчленства очень велика роль обучения, одна из функций которого — «поворот мозгов» в сторону идей профдвижения. Но об обучении поговорим как-нибудь в следующий раз.

Андрей ВЕТЛУЖСКИХ, председатель ФПСО




Назад в раздел