сентябрь 2012/ ТОЧКА, ТОЧКА, ЗАПЯТАЯ…

Сентябрь-2012 был полон горячих точек: акции протеста, причем в самых крайних проявлениях в виде голодовок, захватывали кризисные предприятия Свердловской области одно за другим.

Объективно отмечу: самое тяжелое положение зафиксировано как раз там, где нет профсоюза: «Амур» в Новоуральске и металлургический завод в Верхней Синячихе. На СУБРе — единственном предприятии региона, где действуют 4 профсоюза — в очередной раз проявились типичные слабости альтернативных профсоюзов, в первую очередь, разобщенность и отсутствие четкой консолидированной позиции по защите рабочих. И, наконец, БАЗ… Здесь наши сработали — четко и профессионально.

Когда в трудовом коллективе нет профсоюза, как правило, кризисная экономическая ситуация выливается в тихий развал большого предприятия на фирмы и фирмочки — с тянущимися долгами, перебросами работников из одного юридического лица в другое… Когда людей, что называется, припекает, находится неформальный лидер радикального толка, который ведет остальных в крайнюю форму протеста и, как показывает практика, не несет никакой ответственности за свои действия и призывы. Причем далеко не всегда кто-то слышит доведенных до глубокого отчаяния людей…

Принципиально другое разрешение получают проблемы социально-экономического характера, если на предприятии действует наш профсоюз. Здесь главное — работа на опережение. Именно она приносит ощутимые результаты. Не надо ждать, пока работникам вручат уведомления о сокращении. Как только проявляются первые признаки кризиса, профсоюз должен задавать правомерные вопросы на перспективу: что дальше будет с производством, трудовым коллективом — через год, три, пять? Профсоюз имеет право поднять эти вопросы на нужный уровень волны социального напряжения — чтобы работодатели и власть ясно осознавали степень своей ответственности за происходящее. На самом деле — и самим работникам, и обществу, и государству — лучше, когда проблема «ловится» заранее: профилактика пожара лучше стихийного бедствия. Но подобное развитие событий возможно только с профсоюзом. Причем с профсоюзом системы ФНПР. И сентябрьские события на БАЗе показали это весьма наглядно.

Вспоминаю, как на профсоюзной секции Иннопрома в июле мы обсуждали нюансы «хорошей» и «плохой» конкурентоспособности предприятий и регионов. В частности, когда у работников маленькая зарплата, а затраты предприятия снижаются путем оптимизации их численности, прибыль складывается в карман или отправляется в оффшор — это для профсоюзов «плохая» конкурентоспособность экономики. И, наоборот, если отличный инвестиционный климат создается за счет привлечения квалифицированной и хорошо оплачиваемой рабочей силы, высоких технологий, прибыль вкладывается в создание новых производств и эффективных рабочих мест — это для профсоюзов «хорошая», национально-ориентированная конкурентоспособность. Мы готовы ее всемерно поддерживать. Но общество, государство тоже должны не только разделить эти два вида конкурентоспособности, но и демонстрировать соответствующее отношение к ним.

Итак, на БАЗе профсоюзы в лице председателя профкома Николая Прокофьева и профлидера электролизного производства Вячеслава Немцова, областного комитета ГМПР под руководством Валерия Кускова, а также, собственно, ФПСО сумели привлечь внимание власти и работодателей к проблемам будущего завода, города Краснотурьинска, трудового коллектива. Методы использовались разные: от письменных обращений и митингов до переговоров с руководством холдинга. Результатом стало совершенно конкретное соглашение. Кстати, в определенных кругах интернет-сообщества и этот документ вызвал критику: почему государство обязуется продавать электроэнергию на БАЗ олигарху Дерипаске, выжавшему завод, как лимон, дешевле, чем простым горожанам? Логика в этих репликах есть. Но есть и другая адекватная логика: государство может вкладывать в сохранение градообразующего предприятия средства, гораздо меньшие, чем совокупные затраты на выплаты пособий по безработице, создание новых рабочих мест, недополученные в бюджет налоги с ликвидированного завода и т. д.

По отношению к БАЗу власть в лице губернатора Евгения Куйвашева показала 2 подхода к бизнесу: когда работодатели заговорили о безоговорочном закрытии электролизного производства и сокращении работников, это был жесткий подход — с обращениями областной власти в прокуратуру и другими атрибутами устрашения. Когда работодатель пошел на уступки и заявил о готовности сохранить коллектив, губернатор сел с ним за стол переговоров и подписал соглашение, взяв и на себя серьезные обязательства по поддержке БАЗа.

Выводы, которые дал БАЗ для дальнейшей работы профактива: людям надо разъяснять, что профсоюз — на самом деле действенный инструмент для защиты их прав; профсоюзы должны работать на опережение, а не исправлять последствия уже происшедших событий; власть и работодатели готовы конструктивно сотрудничать и идти на значительные уступки сильному профсоюзу, у которого — безусловная поддержка работников.

Андрей ВЕТЛУЖСКИХ,
председатель ФПСО




Назад в раздел