ноябрь 2014/ ПРЕОДОЛЕВАТЬ ВОЛНОРЕЗЫ

За последние 12 лет (а если брать отрезок времени в с 1991 г., когда на уровне уже всех профсоюзов России стали говорить о молодежной политике, то вообще - за последние 23 года), Совет ФПСО в третий раз рассматривает этот вопрос. За это время можно выделить 3 этапа развития молодежной политики профсоюзов: первый этап – собственно появление вопроса по молодежной политике в повестке дня профсоюзной системы; второй этап - формирование молодежной структуры, принятие решений по их работе. И сейчас мы в третий раз вернулись к этой теме.

В 2002 г. мы провели первые в России Совет ФПСО по этому вопросу и молодежный форум. Тогда решение нашего форума было опубликовано на развороте газеты «Солидарность» как вообще пилотный вариант осмысления молодежной политики профсоюзов.

До 90-х гг. профсоюзы активно не занимались молодежной политикой потому, что все вопросы решала специализированная организация – комсомол. Тогда как в мировых профсоюзах, в частности в немецких, уже были сформированы свои молодежные крылья, которые имели собственный юридический счет, финансы (ту часть взносов, которую дает молодежь до 30 лет) и на таком серьезном уровне проводили свою работу. Российским профсоюзам только предстояло осваивать это поле: мы еще только оценили необходимость молодежной работы для профсоюзов с точки зрения потребностей самой структуры профсоюзов и потребностей молодежи.

Так что нужно профсоюзам от молодежи? Во-первых, численность. Во-вторых, боевитость. В-третьих, грамотность в новых технологиях (взаимодействие с нашими оппонентами, работа с активом и т.д.). В-четвертых, это кадровый резерв. В-пятых, реализация конкретных проектов силами молодежи.

Молодежь со своей стороны в профсоюзах хотела найти самореализацию, социальный лифт и карьеру, защиту, интересную, насыщенную жизнь и товарищей на производстве. Тогда, в 2002 г. на нашем совете, на молодежном форуме были выдвинуты базовые задачи: массовое создание молодежных комиссий профкомов, создание структуры, принятие нормативных документов, положений о молодежных комиссиях профкомов, принятие концепции молодежной политики, формирование молодежных разделов в колдоговорах, финансирование мероприятий и обучение. Молодежный форум ФНПР закрепил принятые свердловчанами решения. Эти решения пошли по всей России, и через 3-5 лет мы на следующем нашем совете, на всероссийских форумах могли уже констатировать, что профсоюзы России серьезно сдвинулись в реализации поставленных задач. Практически везде на крупных предприятиях были созданы молодежные комиссии профкомов, молодежные советы в областных комитетах и в федерациях профсоюзов, выделены соответствующие разделы колдоговоров. Молодежь, увлекаясь профсоюзами (это был первый этап), активно пополняла ряды профактив, но тогда у молодежи было много ожидания. Ожидания того, что старшие товарищи, призвав молодежь, предоставят для нее и все возможности. Основания для этих ожиданий были: пример комсомола, где действительно представителям комсомола давалась квота и в депутатских (до Верховного Совета СССР), и в иных зонах влияния - в обязательном порядке. В то же время «Единая Россия» тогда приняла решение о том, что 25% списка предоставляется молодежи. Но профсоюзы не были готовы к этому и не продвигали молодежь в выборные органы, не давали особой ответственности. А молодежь не была готова тогда самостоятельно завоевывать, бороться и завоевывать. И волна за волной подготовленная молодежь натыкалась на такие волнорезы, рассекаясь по другим сферам применения своей активности. Это была первая фаза, она не минула молодежные комиссии профкомов и профорганизации области.

Следующей фазой развития молодежной жизни было следующее: молодежь, подготовленная на наших различных сборах, стала наоборот активно и боевито проявлять себя и вовне профсоюзной деятельности (пытаясь самостоятельно иногда организовывать пикеты, забастовки, запускать черные шары и т. д.), а также внутри профсоюзной системы начала достаточно резко воевать с действующими председателями профсоюзных организаций. Эта ситуация также закончилась не в пользу молодежи. Практически все подобные очаги резкого сопротивления были раздавлены (назовем это так), и особенно показательным стало раздавливание молодежного совета ФНПР, когда за один, воспринятый неправильным, шаг влево, несогласованный с вышестоящими организациями, практически полностью Молодежный Совет ФНПР, в т. ч. и возглавлявший его тогда Алексей Слязин, вынуждены были серьезно скорректировать свои позиции. Алексей Слязин был переизбран.

Понятно, что в этой ситуации снова произошел спад молодежной активности, молодежной работы. Сейчас ситуация опять поменялась. Во-первых, прошел шок от той силовой операции по результатам второго этапа развития молодежной политики. Молодежь поняла на примере предыдущих «опавших волн», что надо спокойно, внимательно добиваться повышения авторитета и завоевывать авторитет, участвовать в выборах, брать конкретные проекты и побеждать. С другой стороны и к руководителям профсоюзных организаций пришло понимание, что если дальше не скорректировать свою позицию, с одной стороны не замечать, а с другой стороны не давить любое активное, самодеятельное выступление молодежи, то притока молодежи в организацию, которая ей не интересна и которая отторгает молодежный актив, не будет, и профсоюзы снова не решат озвученных когда-то вопросов. В этой ситуации мы сегодня проводим наш совет. Понятно, что и первая, и вторая, и третья линии сегодня в структуре профсоюзов продолжают быть, но сейчас заметен основной тренд некоего осознания положения: ничего не изменилось за эти 12 лет в тех мотивах, которые были у организации, профсоюзам до сих пор нужны и повышение численности, и боевитость, и грамотность в новых технологиях, и кадровый резерв, и реализация проектов. Ничего не поменялось и в мотивации молодежи, им нужна самореализация, социальный лифт, защита, интересная жизнь и товарищи на производстве. Изменилось только то, что есть уже опыт у обеих сторон с одной стороны, а с другой стороны есть гораздо худшая ситуация в профсоюзах с численностью, финансами, боевитостью, общим наступлением бизнеса и власти на профсоюзы, профсоюзными кадрами, да и отношением общества к профсоюзам. И, тем не менее, мы понимаем, что именно в этой ситуации надо и профсоюзам, и молодежи, и у нас сегодня все меньше времени для того, чтобы начать активно реализовывать молодежную политику.

Теперь хочу озвучить некоторые идеологические моменты, некоторые практические зоны ответственности. Во-первых, мотивация к членству, в т. ч. по вступлению молодежи в профсоюзы. Кроме традиционных пряников это, конечно же, формирование такого мотива через кнут: нужно не только поощрять тех, кто активно работает в профсоюзных рядах, отстаивает интересы молодежи на предприятиях, но и формировать негативное отношение, так называемый «черный список» тех, кто осознанно отказывается вступать в профсоюз. И для того, чтобы этот кнут работал, надо больше использовать возможности профорганизации. Ты против профсоюза? Тогда ты - первый на вылет в случае сокращения на предприятии, в случае кризиса, тогда и профсоюз, и молодежь предприятия, чьи интересы ты не хочешь отстаивать, дадут тебе отрицательную характеристику при выдвижении на большую должность и т. д.

Следующий идеологический момент – достаточно новый. Это мотивация уже не рядовых членов профсоюза, а нашего молодежного актива. И здесь должно быть содействие в реализации личных запросов активиста, его карьеры, защиты его прав, продвижение при избрании депутатом и т. д.

Вообще, я считаю, что по мотивации молодежи состоять в нашем в активе должна вестись отдельная работа, в т. ч. и внутри самого молодежного актива, должны быть свои подходы в обучении. Имею ввиду два уровня обучения. Как сегодня востребованы среди рядового актива дистанционный ликбез, в т. ч. через вебинары, профсоюзное наставничество, закрепление за организаторами во время подготовки акций и т.д. А уже подготовленные молодые профактивисты идут в Школу профактива, где есть уже специализированное обучение, поездки в другие города, страны, практическая реализация конкретных проектов, которые поручены этим подготовленным ребятам профсоюзами.

Мы видим, что профсоюзное образование сегодня достаточно хорошо решает базовые проблемы, традиционные проблемы обучения, но профсоюзное образование сегодня не решает вопросов обучения самым современным методам профсоюзной работы. Почему не решает? Во-первых, многие не ставят саму задачу заглядывания за горизонт типовой учебы, обучения навыкам информационных войн, навыкам стратегии выживания и т. д. Во-вторых, немного у нас актива, уже обученного воспринимать учебу такого уровня сложности и в то же время продолжающего испытывать интерес к профсоюзному ремеслу. В-третьих, немного в России и специалистов, способных провести такие мощные учебы. Мы на Урале в рамках Ассоциации наших федераций поставили задачу создать Школу молодежного лидера нового типа. И на днях будет уже первый пробный выпуск в этой школе.

Я использовал словосочетание – «реализация проектов, нужных профсоюзам». Практика показала, что именно такая технология соединяет интересы профорганизации и молодого профактивиста: профорганизация как раз получает то, что нужно от молодежи, и молодежь здесь получает и самостоятельность, и доверие, и определенные ресурсы. Сегодня в практике наиболее активно у молодежи получаются проекты в области информационных технологий: обеспечение прямого общения с молодежью по поручению профорганизации; ведение сайтов и профсоюзных аккаунтов в соцсетях, отработка актуальных тем в форумах. Взять к примеру информационную кампанию по примеру итальянских профсоюзов (имею ввиду не итальянскую забастовку, а информационную акцию). Мы недавно практически всей страной по призыву молодежного актива фотографировались для соцсетей и акции протеста в Италии с листами «Поддержи итальянские профсоюзы». Та же самая технология была использована сейчас и по поддержке «Трубодетали» (Челябинская обл.). Нам нужно уметь организовывать такие акции солидарности, где участвует вся Россия, а то и весь мир. Следующий конкретный проект – это коллективные действия. Мы знаем, что именно молодые профактивисты выходят на наши пикеты, перед тем же концерном «Калина», перед заводами, где есть долги по зарплате и т. д.

Нам важно формировать дискуссионные площадки, высказывать свое мнение, приглашать для общения СМИ и наших оппонентов. И здесь молодежь тоже могла бы проявить свои способности. Она уже пробует это делать, привлекая, естественно, профсоюзных боссов и профессионалов.

Есть еще целый набор проектов для молодежи: выдвижение кандидатов в депутаты на выборах в органы власти; агитация и пропаганда профсоюзов (тематические смены «Профсоюз» в детских лагерях, уроки о профсоюзах, конкурсы боевой рабочей песни, профсоюзные агитбригады, слеты трудовых династий, высадки аллей труда) и т. д.

Со своей стороны я обращаюсь к руководителям профсоюзных организаций, которые нас сегодня смотрят. Весь этот посыл и вся активность молодежи (даже взвешенная после первых двух уроков активность) могут снова удариться в наши с вами волнорезы, если мы не начнем продвигать председателей и представителей молодежного актива в руководящие профсоюзные органы и доверять те самые проекты, давая им серьезные поручения, давая ресурсы, давая самостоятельность.

Я уверен, что мы сможем привлечь в наши ряды лучшую молодежь и благодаря ей сделать профсоюзы еще эффективнее в защите трудовых прав членов профсоюзов.

Андрей ВЕТЛУЖСКИХ,
председатель ФПСО.




Назад в раздел