"Нужна ли молодежная политика?” Фрагменты заседания 18 ноября 2008 года

Клуб друзей газеты “Солидарность”.

Третье заседание Клуба друзей газеты “Солидарность” “Нужна ли молодежная политика?” состоялось 18 ноября 2008 года. Участники: десять молодых профактивистов (председатели отраслевых и региональных молодежных профсоюзных советов), представители редакции “Солидарности”, приглашенные. Предлагаем выдержки из стенограммы заседания.

— Мы проводим третье заседание Клуба друзей газеты “Солидарность”. Название сегодняшней темы — “Нужна ли профсоюзам молодежная политика?”. Чтобы ввести собравшихся в курс дела, несколько слов о том, что такое этот самый клуб. Это попытка создать некое место, где собравшиеся профсоюзные активисты смогут в дискуссионном формате обсуждать интересующие их темы. Без, что называется, “высокой трибуны”. Уже прошло два заседания клуба: первая обсуждавшаяся тема звучала как “Профсоюзная идеология”, вторая — “Как оценить эффективность профструктуры?”...

Начну с некоторого провокационного утверждения. Мне кажется, что профсоюзы совершенно не нуждаются в так называемой молодежной политике. Действительно, есть проблема — старение профсоюзных кадров. Профсоюзы пытаются ее решить созданием молодежных комиссий, советов и т.д. Но на практике это выливается в создание чего-то вроде “гетто” или “бандустанов”, где — огороженная — сидит профсоюзная молодежь, которой поручают КВН или какое-нибудь мероприятие из серии “Вступай в профсоюз”. Выйти, помахать плакатами. Всё! Никакого участия в управлении организацией, никакого участия в принятии решений. С другой стороны, мне кажется, что если в профорганизации идет нормальная, понятная члену профсоюза работа, то и проблема — вступать в профсоюз или не вступать? — перед молодым работником не стоит. Он понимает, что и для чего он делает. Резюме: решение проблемы привлечения молодежи в профсоюз и — второй аспект — реального участия молодежи в управлении профсоюзной организацией лежит НЕ в развитии “молодежной политики”, а в секторе РЕАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ профсоюзной организации любого уровня. Это такая точка зрения на проблему. Какие есть мнения?

— К сожалению, сегодня деятельность молодежи внутри профорганизаций носит формальный характер. А молодежные советы... Ну, ставят галочки... И в этом смысле с характеристикой ситуации я бы сразу согласился и перешел к вопросу: а что делать? Хотя бы потому, что есть люди, которые хотят что-то делать.

— Пять лет назад, когда я начинал работать в профсоюзах, у меня было огромное желание что-то сделать, что-то изменить.... Сегодня, глядя на ситуацию из своего региона, я вижу, что все решения, которые принимаются даже на уровне ФНПР, потом просто не выполняются. Или выполняются формально. Пример — создание молодежных советов. Назначается “Вася”, ему говорят: “Будешь заниматься молодежным движением”. А хочет этого “Вася” или нет, может или нет — никого не волнует. Как не волнует никого — может ли он вести за собой молодежь? Где-то есть организации студенческие — там ведется серьезная работа, где-то — на уровне федераций. Но всюду это держится целиком на энтузиазме тех людей, которые этим делом занимаются. Разговор, подобный сегодняшнему, должен проходить постоянно. Так — вместе — мы сможем наметить какие-то пути выхода и воплотить их в жизнь...

— Я согласна с тем, что здесь говорится. Но хочу добавить. Проблема не только в том, что выполняется все формально. Проблема в том, что создается все на бумаге. Мы как-то проводили опрос и просили отраслевиков, предоставить списки молодежных советов. Говорим: “Если будете проводить собрание — пригласите нас”. А потом выясняется, что ничего этого нет, только на бумаге. Другой аспект. Сейчас у нас одним из руководителей в организации избран молодой, перспективный человек. И я могу сказать, что у нас вся структура его не воспринимает — “слишком молодой, на уровне региона не сможет общаться”...

— А его действительно не воспринимают на уровне региона, или это такая отговорка?

— Скорее отговорка... А про молодежный совет у нас говорят, что он “ничем не занимается, ничего не делает”. Какая наша функция сейчас наиболее востребована? Создать массовость на всяких митингах и мероприятиях! Или говорят: “В трехстороннее соглашение внесите свои предложения”. Мы разрабатываем, их вычеркивают, а потом вносят, но уже от имени другой отрасли. Или другая ситуация. Я — кроме молодежного совета — еще работаю в профкоме. И вот накануне какого-нибудь крупного мероприятия мне звонят и из профобъединения (нужна массовость!), и из регионального комитета профсоюза (нужна массовость!).

— Я хотел бы высказаться и от лица председателя молодежного совета, и как председатель профкома студентов. У меня складывается впечатление, что “участие молодежи” сегодня воспринимается не как участие в разработке или реализации, а так, для галочки. Где-то постоять, что-то подержать... Конечно, мы хотим, чтобы молодежь была в профсоюзе. В профкоме студентов мы проводили анкетирование в нескольких вузах. Так вот, даже те студенты, которые платят взносы и состоят в профсоюзе, на вопрос о своей профорганизации отвечают правильно, но не могут ответить на вопрос: “Ощущаете ли вы себя членом какой-то большой организации?” Это значит — либо им просто не говорят о том, что происходит “выше”, либо ребята никак это не идентифицируют с собой, со своей жизнью... И еще один опрос проводился о том, кто защитит ваши права, если они будут ущемляться? Варианты ответа: профком, деканат, родители, сам. И самое печальное (по московским вузам), что выигрывает позиция “я сам”...

— Я хотел бы несколько альтернативную позицию высказать. Я согласен, что при нормальной работе профорганизации молодежная политика не нужна. Но мы и не считаем, что ситуация сейчас нормальная. Молодежная политика — это “отголосок” кадровой политики и того состояния кадров в профсоюзах, которое мы имеем сегодня. Думаю, большинство понимает, что оно не блестяще. Что касается номинального или не номинального состояния молодежных советов, то оно, как мне кажется, в большей степени зависит от самой молодежи, от тех людей, которые входят в эти советы. Мы говорим: “Молодежи трудно продвинуться в профсоюзах”. Но я прихожу к выводу: да, трудно, но и людей, готовых “продвинуться”, почти нет. И это объективная ситуация, возникшая из-за того, что их подготовкой и образованием никто не занимается. И не планирует заниматься. Молодежные советы — это небольшой шажок в области подготовки кадров. Если в советы запихивают людей, которые просто работники аппаратов, то это превращается в картинку, которая просто висит на стене. Я работаю председателем молодежного совета в регионе. Встречаюсь с людьми и вижу многих, которые хотели бы что-то изменить. И свою задачу я вижу не в организации “массовки” — для этого есть отраслевые лидеры. Цель молодежного совета — подготовка кадров, их натаскивание, обучение. В обсуждении проблем и выработке решений. Да, эти решения очень тяжело реализуются, но люди хотя бы учатся формулировать свои мысли. Сегодня и это доступно далеко не каждому.

— Я хотел бы немного расширить тему. На осень планируется ряд крупных молодежных мероприятий. Самое серьезное — это всероссийский молодежный слет, организованный ФНПР. Примерно тогда же состоится всероссийский студенческий форум и — в рамках профсоюза работников образования — конкурс студенческих лидеров. И к этим мероприятиям нужно готовиться содержательно. Идея молодежных советов была совершенно правильна в свое время. Теперь нужно делать следующий шаг. И нужно понять, в чем он должен состоять. Какие принципиальные позиции должны быть разработаны в рамках осенних мероприятий? Причем так, чтобы они не были простой перелицовкой прежних молодежных форумов. Должны быть обозначены новые задачи молодежной политики. На мой взгляд, есть такой тезис: молодежь — не кадровый резерв профсоюзов, а авангард профсоюзов. Сейчас, попадая в “кадровый резерв”, молодой человек сидит в нем, пока не состарится, лет 15 — 20. А позиция должна быть такая: молодые лидеры, обладающие знаниями и способностями, уже сегодня должны возглавлять профорганизации. И не надо этого стесняться или дискриминировать их по возрасту. Молодежь — это не кадровый резерв, а надежда профсоюзов.

— Я согласна с тем, что здесь говорилось. Но хочу добавить следующее. Молодежная политика в профсоюзах в принципе не может существовать отдельно от профсоюза. Но сегодня мы сталкиваемся со следующей проблемой. Очень часто наши старшие товарищи просто не хотят обучать молодежь. А если и начинают обучать, то, как только эти самые ребята начинают предлагать какие-то конкретные вещи, — “старшие товарищи” хватаются за голову. Для них это лишняя головная боль, в том числе, потому что заставляет работать. Поэтому молодой человек раз пришел к председателю профкома, второй раз — тот его послал далеко и надолго... А на третий раз он уже не придет. Это происходит не только на уровне первички, но и региона, ЦК профсоюза. Есть и другая сторона. Есть вроде бы активные молодые люди, но как только дело доходит до мероприятий — “я работать не буду”. Я не знаю, кто и как должен “воспитывать” молодежь. Сейчас для многих молодых людей — это просто “строка в биографии”.

— И что делать, если “высовываешься” и начинают “задвигать”?

— Нужно, чтобы “старая гвардия” становилась проводниками этих идей. Проблема и в том, что у молодежи отсутствуют сегодня эти самые конкурентные идеи. Мне кажется, что и опыт “старой гвардии” в данном случае не очень работает. Потому что она может нас научить, по большому счету, только некоторому ликбезу, формальным вещам: что такое профсоюз, формы организации, юридической защиты... Но это не ценный опыт, это скорее опыт бюрократической работы. Его, конечно, тоже нужно приобретать, но не нужно ставить его во главу угла... А молодежная политика — это формирование нового профсоюзного поколения, воспитание его. Молодежные советы — это площадка для коммуникации, обсуждения. Оказывается, что в профсоюзном движении практически отсутствует экспертное сообщество. Оно нужно для того, чтобы сформулировать ценностные ориентиры для профсоюзного движения.

— Нужно понять, что такое молодежь? Это период, когда человек пытается самоопределиться. Какова возможность самоопределения в современном профсоюзном сообществе? Практически все выступавшие ранее высказали одну и ту же мысль: старшее поколение не в состоянии дать те ориентиры или стратегические перспективы, которые молодежи можно было бы усвоить и ими руководствоваться. Как строится политика внутри профсоюзов? Есть несколько типов политики, реализуемой в профсоюзах. Первый тип — “византийская”. Это когда элитарная группа “старших товарищей” занимается ограждением и исключением молодежи из процесса. А если и “включать” какую-то часть молодежи, то только “проверенную” и контролируемую. Такой тип политики не нов, и именно он, я считаю, сегодня господствует в профсоюзах. Другой тип — “публичная политика”. Он только зарождается. Молодежные советы из собраний “для массовки” нужно превращать в центры коммуникации и разработки идей; они могут стать “фабриками мысли” для профсоюзов. Публичная политика сейчас молодежи касается мало и ограничивается только утверждениями, что “молодежь — наше будущее, ею нужно заниматься” и т.д. Молодежи остается только одна политика — стратегическая. Путем самоорганизации, формулировки новых ценностей и собирания людей, которые будут нести эти ценности, и будет реализовываться стратегическая политика. И за счет нее профсоюзы выйдут из состояния, когда они представляют собой не то старый собес, не то встречи под лозунгом “изгиб гитары желтой”...

— Почему говорят о проблемах молодежи в профсоюзах, и никто не говорит о проблемах молодежи в бизнесе или на госслужбе? Наверное, потому что система монопольна и замкнута. Есть некоторая категория молодых людей, которые не видят перспектив в системе, но при этом не хотят уходить. Возникает вопрос — как решить эту проблему? Как инструмент молсоветы интересны, но где-то дело пошло, а где-то они напоминают песочницы. Есть методика решения этой проблемы с помощью конкуренции — “где-то зажимают — перебежали в другое место”. Есть система квотирования. Но она не идеальна: можно набрать молодых секретарш и заполнить ими квоту молодежи. Может быть, мы повернем дискуссию на какие-то реальные предложения изменения ситуации?

— В госслужбе проблема кадров не стоит, поскольку там действует правило: 60 лет — на пенсию! А в профсоюзах: 60 лет — сидит, 65 — сидит, 70 — сидит...

— Проблему подняли острую. Но вопрос не в том, чтобы подготовить молодежь. Я вижу так: мы готовим молодежь, передаем ее в обком, а там ее жестко “сажают на землю”. Мы постоянно создаем новые профорганизации. Ко мне приходит человек, готовый бороться. Делаем все необходимые оргшаги. Но если я передаю готовую организацию в обком — неделя, три, месяц — и ее нет! Отраслевым комитетам никакая молодежная политика не нужна. Сидят лидеры и досиживают до финального звонка. Нужно создавать первички, которые своей работой будут показывать, как нужно работать.

— Нужно четко понять из вышесказанного: ничего никому доказать не удастся, действия будут носить формальный характер. Вывод: не нужно никому ничего доказывать, нужно объединиться и переизбрать всех тех, кто тормозит развитие профсоюзов. Тут звучало “первый раз пришел в профком, второй раз”... А нужно — первый раз пришел, не отреагировали — давайте переизбирать. А объединение должно происходить на идеологической платформе. Вот мы считаем правильным, осознанное профчленство, реальное решение по повышению зарплаты и качества жизни. На этом мы объединяемся и решаем, что главное — система перевыборов “тормозов”.

— Относительно молодых лидеров — у нас в отрасли та же проблема. Как только появляется молодой человек, в котором региональный отраслевой председатель видит угрозу, — он, председатель, начинает его гнобить. Нам нужно быть проводниками новых идей. Нужно доказывать руководству, что нужно модернизировать работу.

— У меня в последние полгода возник один сильный образ. Вот представьте, что современным профсоюзам в 1917 году поручили провести революцию. Я думаю, что была бы создана масса рабочих групп и комиссий. Были бы разработаны подходы к разработке концепций о проведении революций. А молодежь бы обсуждала роль и место молодежи в проведении революций. Но ни телеграф, ни телефон взять бы, скорее всего, не удалось. Я это к чему говорю? Я не умею выступать проводником или полупроводником. Мы каждую неделю делаем на рабочем месте конкретный продукт. И если бы вместо этого мы говорили о концепциях — нас бы никто не понял. Есть простая проблема — не вполне эффективно работающая структура, которая плохо работает, в том числе, потому что в ней стареют кадры. Кадры “сами” меняться не хотят. Структура достаточно консервативная, замкнутая, без “кадровых лифтов” и т.д. Вопрос заключается в том — как открыть форточку и проветрить помещение? Количество вариантов ограничено. Первый вариант. Пресловутая молодежь — или даже не молодежь, а люди, желающие изменений, вырабатывают платформу, позицию. И далее — в зависимости от уровня профструктуры — легально и в рамках уставов профсоюзов лоббируют эти изменения на каждом уровне профсоюзной иерархии. Это не подпольная борьба — это как раз публичная политика. Второй вариант — это практически хунвейбины. То есть ситуация, когда товарищ Мао — через головы всего аппарата — обращается к молодежи и говорит: “Ребята! Пора очистить Китайскую Народную Республику!” После чего собираются молодые “оторвы” и организуют “огонь по штабам!”. Нарисовать такую схему в профсоюзах — как нечего делать. Вопрос в том, какая схема более перспективна. Нужно понимать, что каждый из этих вариантов чреват качественными проблемами для реализующих его людей. Почему? Потому что он “выламывается” из существующего сегодня в качестве основного “византийского” типа политики в профсоюзах. Какой смысл обсуждать концепции и резолюции? На первом всероссийском профсоюзном молодежном форуме были написаны замечательные резолюции. Если бы 30% их было реализовано — у нас был бы “город-сад”. Какая разница, что написано в резолюциях, которые потом не реализуются?!

— Понятно, чего мы не хотим. Вопрос о том — что мы хотим? Возможно, речь стоит вести о создании платформы или фракции. Мы собрались, сформулировали свои предложения, каждый нацепил значок, пришли в профсоюз и говорим: “Вот мы хотим добиться этого. Вы с нами? Тогда присоединяйтесь”. В какой-то момент количество поддерживающих людей переходит некий уровень, и организация принимает наши предложения.
— Теперь остается обсудить дизайн значка (смех в зале)...

— Подводя черту под обсуждением, я хотел бы поблагодарить всех собравшихся и сказать еще одну вещь. Я считаю состоявшееся обсуждение очень плодотворным. Мы планируем сделать заседания Клуба друзей газеты “Солидарность” регулярными и, возможно, региональными. Так что если у кого-то из вас есть интересные темы и профсоюзные активисты, готовые их обсудить, — обращайтесь в редакцию газеты и приглашайте. Мы готовы к продолжению разговора.

Материал подготовил Александр ШЕРШУКОВ.




Назад в раздел