В списках не значилась.

Назиля Гарипова обратилась в Кировский районный суд г. Екатеринбурга с иском к районному управлению Пенсионного фонда РФ. Отстоять ее право на досрочную трудовую пенсию помогла профсоюзный адвокат ФПСО Ирина Полякова.

В феврале этого года Пенсионный фонд отказал назначить истице досрочную трудовую пенсию по старости, которую она надеялась получить в связи с работой в текстильной промышленности, с повышенной интенсивностью и тяжестью. Пенсионный Фонд не включил в ее специальный стаж два года обучения в городском профессионально-техническом училище, во время которого она проходила практику на Свердловском камвольном комбинате по профессии прядильщица. Назиля Магафуровна посчитала действия Фонда незаконными и необоснованными, обратилась в ФПСО за помощью, чтобы вместе с профсоюзом добиться соблюдения своих прав и интересов в суде.

В судебном заседании Гарипова пояснила, что, когда она поступала в училище, практикантский стаж включался в специальный: с 1972 г. она начала учиться, а с августа 1973 г. стала совмещать учебу с практикой, получая при этом зарплату.

Представитель ответчика заявила, что в системе действующего правового регулирования пенсионного обеспечения льготные условия при назначении пенсии по старости направлены, главным образом, на защиту от риска утраты профессиональной трудоспособности до достижения общеустановленного пенсионного возраста. Поэтому право на досрочную пенсию связывается не с любой работой в определенной сфере, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с регулярным неблагоприятным воздействием различного рода факторов. Исходя из этого, законодатель определил, что трудовая пенсия по старости назначается женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 20 лет в текстильной промышленности на работах с повышенной интенсивностью и тяжестью. Вот и Пенсионный фонд посчитал стаж Гариповой равным 19 годам 2 месяцам 10 дням, не приняв в зачет практику в училище. Специалисты фонда приняли к сведению справку из областного госархива, согласной которой истица работала прядильщицей с 1974 по 1993 гг. Документальная проверка сведений о работе на камвольном комбинате во время учебы Гариповой показала, что по первичным документам заявительница с января 1972 по июнь 1974 г. не значится. Следовательно, по мнению Пенсионного фонда, указанный период включению в стаж не подлежит.

В качестве свидетелей Назиля Магафуровна пригласила на судебное заседание учителя группы, в которой когда-то училась. Бывший педагог пояснила, что работала мастером производственного обучения ГПТУ при комбинате. В 1972 г. набрала группу прядильщиц, которым при приеме на обучение разъяснили, что теперь у них идет рабочий стаж. И в самом деле практикантки обслуживали машины, получали зарплату как работники. Причем камвольный комбинат им добросовестно платил. При поступлении на работу истица сразу была принята в профсоюз, платила профвзносы. На практику она принималась по приказу, проходила инструктаж, работала по скользящему графику, а когда состоялся выпуск, пошла работать собственно на сам комбинат.

Бывший секретарь комсомольской организации рассказала на суде, что истица носила в то время другую фамилию, но она прекрасно Гарипову (Закирову) помнит. Также свидетельница пояснила, что практика начиналась через полгода после обучения и заключалась в самой работе на комбинате.

Заслушав лиц, участвующих в деле, свидетелей, исследовав материалы дела, иные, имеющиеся по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу, что учеба Гариповой в училище должна быть приравнена к работе, которая последовала за окончанием этого периода. Как известно, членские билеты профсоюзов могут служить доказательством стажа работы при отсутствии других документов, если в них имеются отметки об уплате взносов с зарплаты или стипендии. Профсоюзный билет истицы, выданный ей при поступлении на работу, подтверждает оплату членских взносов с сентября 1972 г. Соответствующие сведения внесены и в трудовую книжку Гариповой.

Таким образом, все условия для зачета этого периода в специальный стаж истица выполнила. Поэтому суд решил ее исковые требования удовлетворить, включить в специальный стаж время обучения в училище и признать право на досрочную пенсию по старости.


Возврат к списку