От чего бывает вредность.

Свердловский областной суд оставил в силе решение районного суда по иску работницы ООО «Уральский шинный завод» Надежды Пинаевой, требовавшей от Пенсионного Фонда признать ее право на досрочную трудовую пенсию и включить в ее специальный трудовой стаж несколько лет работы в заводской лаборатории.

Права истицы в судебных заседаниях защищала правовой инспектор ФПСО Людмила Калугина.

Следует отметить вот такой интересный нюанс: представитель завода поддержала позицию Пенсионного Фонда, заявив, что в центральной заводской лаборатории — нормальные условия для работы и вредными они ни в коем случае не являются. Соответственно, здесь всех работников ЦЗЛ провожают на пенсию безо всяких досрочных льгот.

Возмущенная Надежда Пинаева в суде рассказала, что на «Уралшине» имеется отдельный цех вулканизации, где вулканизаторщики выходят на пенсию в соответствии со списком № 1, т. е. их работа оценивается, как труд в особо опасных условиях труда. Между тем, в ЦЗЛ стоят такие же прессы вулканизации, как и в этом специализированом цехе, правда, объем изделий значительно ниже. В то же время без технологического исследования резины в лаборатории изделие на изготовление не пойдет.

Представитель ответчика — Пенсионного Фонда — пояснила, что действительно существует Список № 2, и в нем предусмотрена должность «вулканизаторщик», однако указанный раздел не распространяется на работников лабораторий, кроме тех, что располагаются непосредственно в цехах и определенных участках резинового, резинотехнического и шинного производства.

Суд, заслушав доводы сторон, исследовав материалы дела, пришел к выводу, что требования истицы необходимо удовлетворить. Во-первых, по смыслу федерального закона о трудовых пенсиях право на их досрочное получение связывается не с любой работой в определенной сфере, а лишь с той, при выполнении которой работник подвергается неблагоприятному воздействию различного рода факторов, обусловленных именно спецификой и характером труда. Во-вторых, женщины имеют право на досрочную пенсию, если проработали в тяжелых условиях труда не менее 12, 5 лет. В-третьих, согласно записи в трудовой книжке Надежда Пинаева была переведена в ЦЗЛ на должность вулканизаторщика. В-четвертых, согласно представленной в судебном процессе инструкции по охране труда вулканизаторщика ЦЗЛ в его обязанности входит подготовка образцов из сырой резиновой смеси, различные манипуляции с ними под воздействием температуры и пара, в т. ч. контроль за процессом их вулканизации, работа на котле термопластикации и т. д. При работе истица подвергалась опасным и вредным производственным факторам (повышенная температура и загазованность воздуха рабочей зоны, движущиеся плиты пресса и т. д.). Кроме того, истица представила суду схему расположения различных приборов возле ее рабочего места и результаты его аттестации, которые подтвердили доводы Пинаевой о вредных условиях труда. Как известно, за вредность вулканизаторщики даже получают молоко. Таким образом, суд сделал вывод: назначение пенсии за работу на вредных производствах зависит от характера работ, а не от наименования и месторасположения участка, за которым закреплен работник.

Учитывая, что Надежда Пинаева полный рабочий день проводила в зоне работы на вулканизаторе, работала непрерывно на прямом потоке, суд полагает, что она постоянно подвергалась воздействию таких вредных факторов, как все работники цеха вулканизации, а значит, имеет полное право на досрочную трудовую пенсию.


Возврат к списку