От перемены названия пенсия не зависит.

Медицинская сестра-анестизист палаты реанимации и интенсивной терапии кардиологического отделения ГБУЗ СО «Свердловская областная больница №2» Ольга Сабирова обратилась за помощью в обком профсоюза работников здравоохранения. Правовой инспектор обкома Галина Демина оказала ей всю необходимую помощь, которая понадобилась, чтобы выиграть в суде иск против Пенсионного фонда Чкаловского района г. Екатеринбурга.

Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, Ольге Сабировой было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с тем, что у нее на момент обращения не было 30-летнего медицинского стажа. Дело в том, что в ее специальный стаж не были внесены сразу несколько периодов работы: в должности медицинской сестры в палате интенсивной терапии кардиологического отделения Центральной городской больницы № 24, и затем на той же должности и в том же самом лечебном учреждении, правда, с годами поменявшем свое название и статус — МУ «Центральная городская клиническая больница № 24». Также не включенным в стаж оказалось время работы медсестры-анестизиста в ГУЗ СО «Свердловская областная больница № 2» и так «любимые» Пенсионным фондом курсы повышения квалификации, которые, как известно, обязательны для медицинских работников и являются непременным условием их трудовой деятельности. Во время курсов за медработниками сохраняется место работы и средняя зарплата, а значит, и производятся все необходимые отчисления, в т. ч. в Пенсионный Фонд.

В суде истица указала, что должности «медицинская сестра» и «медицинская сестра-анестизист» относятся к должностям среднего медперсонала независимо от их названия, и потому в соответствии с федеральным законодательством должны включаться в медицинский спецстаж. Фактически Ольга Сабирова работала в одном учреждении, которое меняло свое название, но по характеру осуществляло одну и ту же деятельность. Вины истицы в том, что в штатном расписании кардиологического отделения неверно поименована палата «интенсивной терапии», конечно же, нет. Только в последующем название было приведено в полное соответствие с требованиями Минздрава — «палата реанимации и интенсивной терапии». Однако от этого ничего в работе самой медсестры не изменилось.

Представитель Пенсионной Фонда исковые требования не признала, в частности, например, пояснив, что курсы повышения квалификации не могут быть засчитаны в стаж, поскольку истица не осуществляла своих должностных обязанностей на месте, а, следовательно, имел место отрыв от производства.

Суд, выслушав обе стороны, сделал следующие выводы. В соответствии с федеральным законом о трудовых пенсиях досрочная трудовая пенсия по старости назначается ранее установленного законодателем возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) тем лицам, которые осуществляли медицинскую и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 30 лет. По смыслу законодатель связывает право на получение досрочной трудовой деятельности не с любой работой в определенной сфере профессиональной деятельности, а лишь с той, при выполнении которой работник подвергается неблагоприятному воздействию различного рода факторов, обусловленных именно спецификой и характером труда. В 1991 г. был утвержден Список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет. В этом списке указаны врачи и средний медперсонал независимо от наименования должности учреждения всех форм собственности. Исчисление сроков выслуги слет для среднего медперсонала отделений (групп) анестизиологии-реанимации, отделений (палат) реанимации и интенсивной терапии производится из расчета один год работы в этих должностях за 1 год и 6 мес. специального стажа. Таким образом, суд обязал Пенсионный Фонд назначить медсестре Ольге Сабировой досрочную трудовую пенсию по старости, включив в медицинский спецстаж все спорные периоды трудовой деятельности.


Возврат к списку